«ПФР и есть "одно окно" для страхователей». Интервью председателя Правления ПФР Антона Дроздова


Передача полномочий по администрированию страховых взносов от Пенсионного фонда России (ПФР) к Федеральной налоговой службе приведет к недовольству работодателей, дополнительной путанице в их отчетности и снижению инвестиционного потенциала пенсионных накоплений, рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Лейле Хамзиевой глава ПФР Антон Дроздов.

— Антон Викторович, на прошлой неделе была затронута тема о передаче полномочий по администрированию страховых взносов от Пенсионного фонда к Федеральной налоговой службе (ФНС). Как вы оцениваете это предложение?
— Страховые взносы по своей сути не являются налогом, и это закреплено в законодательстве. Главное отличие в том, что все страховые взносы — это персонифицированный возмездный платеж. Пенсионный фонд разносит страховые взносы по индивидуальным пенсионным счетам граждан, а на счетах они уже превращаются в пенсионные права, по которым далее рассчитывается и назначается пенсия. То есть уплата страховых взносов напрямую связана с формированием пенсионных прав и выплатой пенсии. Налоги же поступают в бюджет обезличено, поэтому учет налоговых поступлений принципиально отличается от персонифицированного учета страховых взносов. При этом отчисления во внебюджетные фонды связаны с конкретными правами граждан, они идут на конкретные расходы — пенсии, больничные, пособия, медицинское страхование.
Пенсионный фонд до 2002 года администрировал страховые взносы на пенсионное и медицинское страхование, с 2002 по 2009 годы он продолжал исполнять часть этих функций, сейчас мы наконец-то создали очень логичную систему одного окна, в которой синхронизировали информационные и финансовые потоки. Опять размежевывать функции — это было бы неэффективно.

— Вы не видите плюсов в этой инициативе, а какие есть очевидные минусы?
— Уверен, это повлечет за собой дополнительные расходы на перестройку системы работы всех участников процесса, недовольство работодателей, дополнительную путаницу. Взаимодействие нескольких ведомств на деле, как правило, всегда хуже, чем ситуация, когда полномочия сконцентрированы в одних руках. Одного администратора все равно не будет.
Даже в то время, когда семь лет (с 2002 по 2009 год) существовал Единый социальный налог (ЕСН), ФНС делала не весь объем работы, потому что недоимку по страховой части собирали мы. Соответственно, нам нужно было держать собственных администраторов, которые общались со службой судебных приставов, работодателями, с налоговиками. У Фонда социального страхования все это время также были функции администрирования в том числе в рамках зачета выплат по больничным листам в счет взносов на социальное страхование, фонд тесно взаимодействовал с работодателями. Одного администратора по пенсионным платежам никогда не было.
Кроме того, в период ЕСН предприниматели сдавали нам отчетность по персонифицированному учету пенсионных прав работников, и мы ежегодно проводили сверку с поступлениями в налоговую. Длились эти мероприятия в течение полугода. Так как у них налоговый период — год, средства пенсионных накоплений передавались в негосударственные пенсионные фонды только спустя год-полтора после отчетного периода.
Теперь мы перешли на квартальную отчетность по страховым взносам и персонифицированному учету, чтобы быстрее передавать в управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды средства пенсионных накоплений. И это, естественно, повысило инвестиционный потенциал пенсионных накоплений.
Мы считаем, что администрирование страховых взносов должно быть в одних руках. В данном случае для нас принципиальна не столько фискальная функция, сколько обязательства, которые связаны с обеспечением пенсионных прав граждан. Но про собираемость мы, конечно же, ни на секунду не забываем, цифры говорят об этом.

— Вот и вице-премьер Ольга Голодец выступила против инициативы ФНС и Минфина. Она заявила, что ПФР является одним из лучших сборщиков налогов. Сборы по страховым взносам в этом году это подтверждают?

— Сборы страховых взносов у нас ежегодно, с первого года администрирования, идут с перевыполнением плана. И в этом году мы идем с опережением плана, по итогам первого квартала — превышение 5,7% к прогнозному плану, а в сравнении с первым кварталом прошлого года взносов поступило на 15,7% больше. Недоимка на уровне 1,2-1,4% от суммы взносов. К слову, платежи по повышенным тарифам за работников, занятых на вредном и опасном производстве, идут, с точки зрения прогнозных цифр, также с опережением. За первый квартал и от самозанятого населения (индивидуальных предпринимателей, адвокатов, нотариусов — прим. редакции) поступило более 25% от годового прогноза платежей.

— Фактически сейчас предлагается изменить уже сложившуюся за многие годы систему?
— Мы уже четвертый год и есть «одно окно» для страхователей. Создана отлаженная технология, когда Пенсионный фонд принимает отчетность по страховым взносам и параллельно — по персонифицированному учету. Мы эти данные между собой выверяем, состыковываем, разносим по индивидуальным пенсионным счетам граждан, и на основе этой информации начисляются пенсии. Индивидуальные счета граждан постоянно находятся в актуальном состоянии, и это особенно важно, когда начались выплаты из средств пенсионных накоплений.
С 1996 года работает система персонифицированного учета пенсионных прав — система индивидуальных пенсионных счетов. И в ней учитывается не только объем страховых взносов работодателя за конкретного работника, но и его стаж, в том числе и на вредных и опасных работах, зарплата. И в новой пенсионной формуле пенсионные права будут связаны с размером зарплаты, стажем, поэтому персонифицированный учет останется основой для исчисления пенсионных прав.
Кроме того, мировая практика показывает, что администрированием страховых взносов, ведением баз учета пенсионных прав и назначением и выплатой пенсий занимаются социальные ведомства. К примеру так есть в Германии, Франции, Польше и других странах.

— Почему тема администрирования взносов вновь возникла?
— Из разговоров с предпринимателями, да и опросы это подтверждают. Но плательщиков в первую очередь волнует не то, кто является администратором, а ставка страховых взносов и то, как она будет изменяться. Но ставка страховых взносов никак не связана с их администрированием. У нас в Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы есть ответ на опасения бизнеса: мы исходим не из увеличения нагрузки на предпринимателей, а из сохранения уровня индексации пенсий.

— А есть понимание того, как изменится тариф во внебюджетные фонды в ближайшее время?
— Сейчас этот вопрос обсуждается. В действующем законодательстве прописано, что ставка должна быть на уровне 34%, и 30% — это временная мера. Финансовый блок считает, что необходимо зафиксировать тариф на уровне 30%. Но в этом случае нужно определиться с объемами трансфертов, которыми ежегодно компенсируются выпадающие доходы ПФР за счет снижения ставки. Социальный блок беспокоит предложение Минфина, потому что может исчезнуть трансферт, который все время существовал. Ведь тогда произойдет существенное падение доходов Пенсионного фонда, а следовательно и пенсий россиян.

— В Минфине считают, что передача полномочий полезна тем, что появится один контролирующий орган, соответственно, упростится и процедура отчетности для плательщиков. Насколько обоснована такая позиция?
— Объем отчетности, который предоставляется некоторыми плетельщикам, сегодня действительно большой, но это опять не вопрос администрирования. Формы отчетности вытекают из законодательства, в котором заложена дифференциация тарифов страховых взносов для различных групп плательщиков, включая льготные тарифы и доптариф для работодателей с вредными и опасными условиями труда. Ответ на это замечание также есть в Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы: льготы, срок действия которых заканчивается в 2014-2015 годах, продлеваться не будут. Поэтому унифицированная ставка упростит объем отчетности.
Мы сейчас, принимая отчетность, имеем возможность сразу осуществлять ее добазовую проверку, ориентировать плательщика по выявленным несостыковкам, информировать о нововведениях. К тому же уже сегодня 87% плательщиков перешли на бесконтактное электронное взаимодействие с ПФР, то есть они к нам приходят, если есть вопросы, а мы к ним — только по заранее утвержденным планам проверок.

— Есть ли у Пенсионного фонда планы по совершенствованию работы с плательщиками взносов?
— Да, у нас есть программа совершенствования нашей деятельности. Она связана с упрощением и унификацией отчетности. Мы планируем объединить отчетность по взносам и персонифицированном учету, развивать электронные сервисы для страхователей, максимальное число плательщиков перевести на электронное взаимодействие. Сегодня завершены пилотные проекты по Интернет-кабинетам страхователя как для обычного юридического лица, так и для индивидуального предпринимателя. В этом году планируем распространить этот опыт на все субъекты. Плюс у нас есть в открытом доступе и бесплатно все вспомогательные программы для подготовки и проверки отчетности.

— Может быть, стоит передать полномочия по администрированию всех страховых взносов Пенсионному фонду? Ведь сегодня вы уже собираете взносы и в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС).
— Да, на мой взгляд, создание единого администратора страховых взносов — это достаточно перспективное направление. Сегодня мы администрируем взносы в ФОМС и могли бы администрировать и поступления в Фонд соцстрахования. Тогда Пенсионный фонд станет единым администратором по всем социальным страховым взносам.

Интервью Председателя Правления ПФР Антона Дроздова «РБК-daily»



интервью корреспондентам «РБК daily» Альберту Кошкарову и Анастасии Литвиновой глава Пенсионного фонда рассказал, чем руководствуются власти, меняя просуществовавшую менее десяти лет старую систему, почему среди тех, кто платит страховые взносы, не должно быть льготников.

— Сейчас активно обсуждается новая пенсионная стратегия и введение минимального трудового стажа для назначения относительно достойной пенсии. Почему за основу изначально была взята цифра 40 лет?
— Цифра 40 к минимальному стажу отношения не имеет и иметь не может. Сейчас минимальный стаж для назначения трудовой пенсии в России — пять лет. Если у человека такого стажа нет, ему может быть назначена только социальная пенсия. Вопрос об увеличении минимального стажа ставится, но речь идет о 10 или 15 годах.
Более широко обсуждается нормативный стаж, при наличии которого человек мог бы получать трудовую пенсию по старости по обязательному пенсионному страхованию в размере 40% средней заработной платы. Расчеты вывели условную формулу 40-20-40-20. Она показывает, что при тарифе страховых взносов 20% заработка человек должен отработать 40 лет, чтобы потом на протяжении 20 лет получать пенсию на уровне 40% прежней зарплаты. 20 лет на пенсии — цифра тоже условная, трудовая пенсия в нашей стране выплачивается всем пожизненно. Но статистика показывает, что в среднем пенсионер получает пенсию 21 год. Какой нормативный стаж будет принят в итоге, зависит в том числе и от общественного обсуждения, которое сейчас проходит. Есть предложение, чтобы этот стаж был 35. Сегодня средний стаж граждан, уходящих на трудовую пенсию по старости, — почти 34 года. А для старшего поколения с советским стажем даже стаж 40 лет на одном месте чем-то фантастическим не казался. Мы эту тенденцию увидели, когда пересчитывали пенсионные права в ходе валоризации.
Кроме того, в стаж, как и раньше, будут засчитываться служба в армии, отпуск по уходу за ребенком и другие льготные периоды, которые оплачивает государство.

— А почему вообще возникла идея вводить нормативный стаж?
— Нормативный стаж необходим для изменения формулы расчета пенсионных прав граждан. Он вводится в формулу как самостоятельный показатель, который будет напрямую влиять на размер пенсии. Привязка размера пенсии к отработанному стажу в солидарной пенсионной системе логична, это позволяет избежать уравниловки, замотивировать граждан на более продолжительную работу. Но конечно, речь не идет о том, чтобы в ходе реформы уменьшить чьи-то пенсионные права. Мы руководствуемся принципом «не меньше, чем в старой системе».

— Будет ли учитываться уровень дохода гражданина при формировании пенсионных прав?
— Сейчас есть предел, с которого уплачиваются страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. Он составляет чуть более 1,6 средней зарплаты в стране: среднемесячная зарплата, по статистике, 26,5 тыс. руб., а страховые взносы берутся с 43 тыс. руб. Есть предложение увеличить размер заработка, с которого будут взиматься сборы в Пенсионный фонд. Эксперты, например, предлагают поднять максимальный облагаемый доход до 2,1 средней зарплаты в стране.
В любом случае верхний предел должен быть, иначе система будет несбалансированной. Задача солидарной системы — обеспечить социально приемлемый уровень пенсионного обеспечения большинству жителей страны, а это люди со средними доходами и ниже. У более обеспеченных есть иные возможности дополнительно обеспечить себе старость.

— А с учетом новой формулы будущий пенсионер сможет самостоятельно рассчитать, какая у него будет в итоге пенсия?
— Тут очень простой принцип, который применяется практически во всех солидарных пенсионных системах. Вы знаете свой заработок и стаж, поэтому просто сопоставляете личный доход со средним уровнем зарплаты в стране. У человека со средней зарплатой, отработавшего нормативный стаж, пенсия будет 40% средней же зарплаты в стране. Все, что выше или ниже меняет коэффициенты в соответствующую сторону. Например, если зарплата была выше средней в 1,5 раза, пенсия также будет выше средней при отработанном нормативном стаже. Если стаж ниже, размер пенсии снижается. Если человек отработал больше нормативного, ему будет положена повышенная пенсия как премия за стаж.
Отдельно будут учитываться все взносы, сделанные за каждый отработанный год, потому что зарплата меняется в течение жизни человека то в одну, то в другую сторону. Не как раньше, в советское время, учитывался заработок за любой пятилетний период или заработок за два последних года перед пенсией.

— Получается, что если у человека высокая зарплата, то все равно он получит пенсию, рассчитываемую в пределах среднего значения заработка в стране. То есть часть дохода не будет учитываться…
— По обязательному пенсионному страхованию — да, есть предел в формировании пенсионных прав. Но пенсия при этом, как я уже сказал, может быть выше средней, из-за стажа к примеру. Государство через обязательное страхование должно предоставлять некий базовый уровень пенсий. Напомню, что в нашей стране 70% работающих получают зарплату в пределах нынешнего среднего уровня и ниже. Солидарная система рассчитана прежде всего на них.
Перед более высокооплачиваемым кластером открываются в полном объеме другие возможности — добровольное пенсионное страхование, как личное, так и корпоративное. За счет этих инструментов коэффициент замещения заработка пенсией можно увеличить с 40% до 60-70%.

— Что будет с пенсионными накоплениями граждан, которые уже собрали какую-то сумму и доверили ее, например, НПФ или УК?
— С пенсионными накоплениями людей, у которых они есть, ничего специального делать не планируется, они будут и дальше инвестироваться. Все, что накоплено и зафиксировано на пенсионных счетах граждан, за ними и останется. И будет учтено при расчете пенсии.
Вопрос о том, какая часть тарифа страхового взноса в дальнейшем будет идти на накопительную часть, в настоящее время решается. Большинство экспертов высказываются также за то, что накопительный компонент должен быть переведен в добровольный формат через выбор гражданина. Тем, у кого сейчас есть отчисления на накопительную часть по ОПС, может быть предложен выбор: формировать пенсионные права полностью в солидарной системе либо сохранить накопительную часть, но в добровольной системе. Пусть люди сами решают, что им выгоднее. Но, конечно, для этого нужно дать время и вести разъяснительную работу.

— Вы имеете в виду, что будет какой-то переходный период?
— Да.

— Есть ли расчеты, сколько людей смогут участвовать в добровольной или корпоративной пенсионной системе?
— В корпоративных пенсионных системах уже сейчас участвует около 8 млн человек. Это сотрудники крупных компаний, которые дополнительно застрахованы работодателем. В программе государственного софинансирования, которая основана на добровольных взносах, уже 9,5 млн участников, правда, платят пока не все из них.
В Стратегии пенсионной системы отмечено, что тот дополнительный тариф, который вводится для работодателей, имеющих вредные и опасные производства, можно будет платить в корпоративную систему пенсионного страхования. Таким образом государство простимулирует ее развитие.
Мы разграничиваем государственное, добровольное и корпоративное пенсионное страхование по принципу того, кто отвечает за взносы. За корпоративный уровень отвечают работодатель и профсоюз. Там необходимо стимулировать работодателя к созданию пенсионных программ, обязывать его, чтобы он, заключая трудовой договор с работником, гарантировал ему определенные дополнительные права.
А добровольное страхование — это вопрос инструментов на рынке. Такие услуги гражданам смогут предоставлять не только НПФ, но и страховые компании.

— А как это все соотносится с государственным страхованием?
— Государство полностью отвечает за все риски в системе обязательного пенсионного страхования. Именно поэтому, когда внедрили в государственную систему накопительный компонент, который подвержен рыночным рискам, тут же встал вопрос о гарантиях доходности. На наш взгляд, накопительный элемент, где в полном объеме присутствуют рыночные риски, не совсем встраивается в государственную систему. Государство не должно заниматься бизнесом, оно должно распределять деньги по справедливой формуле. Зарабатывать должны финансовые институты.

— У критиков пенсионной стратегии, которую предложил Минтруд, есть аргумент, что пенсионные накопления работают в экономике. Действительно ли, если будет только солидарная пенсионная система, эти деньги выпадут из оборота финансового рынка, или будет какой-то остаток, который можно будет инвестировать?
— Многие критики сгущают краски. Стратегия не предусматривает отказа от накопительной части как таковой. Она должна трансформироваться, чтобы стать более эффективной, в первую очередь для будущих пенсионеров, приносить больше дохода. За десять лет, что действует накопительный компонент, средняя доходность по нему в два раза ниже, чем государственная индексация страховой части. Разве это в интересах нынешних молодых работающих россиян, чтобы их пенсионные права за счет рыночных инструментов формировались так неэффективно?
Критики умалчивают и о том, что сейчас просто нет столь крупных и долгосрочных проектов, в которых работали бы пенсионные деньги. И это понятно: нужны серьезные гарантии и соответствующая доходность. Для компаний сейчас выгоднее привлекать средства из других источников.
Смысл стратегии в том, чтобы государство определило черту, до которой оно готово брать на себя обязательства. Все остальное — это рынок, эти деньги могут инвестироваться. При существующий системе мы не контролируем деятельность НПФ и их доходность, но отвечаем за конечный размер пенсии. Допустим, за год до назначения пенсии человек переводит свои накопления из НПФ в ПФР. Мы вынуждены их принять, несмотря ни на что. При этом мы берем на себя обязательства, что размер назначенной пенсии у него будет не ниже определенного уровня вне зависимости от результатов инвестирования его пенсионных накоплений. А за счет чего? За счет других участников пенсионной системы. Получается, несколько десятилетий НПФ работал с накоплениями этого человека, значительную прибавку не обеспечил, а ПФР должен выплатить ему пенсию не меньше чем у других.

— Сейчас ПФР напрямую работает и с частными управляющими компаниями, и с НПФ, которые тоже работают с УК. Как вы оцениваете эффективность? Нужно ли продолжать эту практику?
— В мире таких смешанных систем, как у нас, не существует: либо все пенсионные накопления формируются в Пенсионном фонде и гражданин может выбирать управляющего только между УК, либо все в НПФ, но среди них есть и те, которые учреждены государством. У нас такая неудобная схема сложилась по объективным причинам. В 2002 году, когда был введен накопительный компонент по обязательному страхованию, НПФ были еще не готовы подключиться к этой работе. Поэтому было принято решение, что ПФР будет направлять эти деньги по заявлениям граждан либо в государственную управляющую компанию — ВЭБ, либо в частные УК. Позже было введено соответствующее регулирование, и у граждан появилась возможность передавать средства пенсионных накоплений не в частные компании, а в НПФ.
Планируя реформу накопительной части, мы исходили из того, что помимо устранения рисков, связанных с сохранностью и эффективностью, нужно еще и упростить систему администрирования и выбрать один из уже сложившихся инструментов. Если будет принят вариант, как в стратегии, то в ПФР формироваться накопительная часть не будет, за исключением той, которая образовалась ранее. А граждане, участвующие в добровольной накопительной системе страхования, смогут выбрать один из НПФ или страховую компанию, для того чтобы формировать там свои пенсионные права.

— Сколько получит Пенсионный фонд за счет дополнительного тарифа за льготников-досрочников?
— Пока немного. В стратегии предполагается сначала ввести небольшой тариф, который даст дополнительные доходы в следующем году всего в размере 25 млрд руб. Делается это специально: во-первых, нужен срок, чтобы работодатели научились договариваться по этим вопросам с профсоюзами и работниками, а во-вторых, чтобы уточнить окончательно контингент этих людей, количество рабочих мест с вредными и опасными условиями труда. Пока ведется обсуждение: как будут определяться такие категории работников, как будут страховаться люди, работающие на вредных или опасных производствах.

— Достаточно ли у вас полномочий, чтобы собирать страховые взносы? Например, ФНС, которая раньше администрировала взносы, могла применить очень жесткие меры, вплоть до банкротства компании-должника…
— У нас собираемость очень неплохая, более 98%, а поступления — выше плановых. Наше преимущество в том, что, во-первых, у нас один вид платежа в отличие от налоговой службы, а во-вторых, ПФР ведет учет персональных данных. Мы не только знаем, сколько уплачено предприятием в целом, — у нас еще есть данные, сколько уплачено за каждого работника. Также у ПФР больше возможностей для камеральных проверок. Счетная палата ставит вопрос о том, чтобы дать нам дополнительные функции: в законодательстве есть места, которые позволяют работодателям хитрить, и мы постараемся их в ближайшее время исключить.

— Сколько сейчас вам должны работодатели?
— Если взять в относительном выражении, недоимка на уровне 1,7%. Но мы работаем над тем, чтобы она уменьшилась.

— Какие расходы несет ПФР на поддержание системы персонифицированного учета? Планируется ли ее модернизация в связи с тем, что эти данные используются при оказании госуслуг и могут быть использованы в универсальных электронных картах?
— Модернизация — это перманентный процесс для нас, поэтому мы не выделяем ее в отдельную статью. В целом на поддержание работы системы направляется 8 млрд руб. в год, что при бюджете ПФР 5-6 трлн руб. — доли процента. Раньше было еще меньше, но с развитием системы оказания государственных услуг в электронном виде наши расходы выросли. Наш СНИЛС — это основа электронной системы госуслуг, и мы в данном случае работаем не только на себя, но и на другие ведомства.
У нас 24 часа в сутки идут запросы к системе, чтобы человек мог пользоваться порталом госуслуг. Помимо того происходит постоянный обмен информацией с субъектами РФ, другими ведомствами. Персучет — это система, на которой строятся все наши процессы.
Мы продолжаем развивать систему электронного обмена данными с работодателями. Примерно 75% документов уже сдается в ПФР в электронном виде, это данные о 90% работающих. В бумажном виде отчетность, как правило, сдают небольшие предприятия. Вот для этого контингента мы хотели бы в первую очередь упростить отчетность. Этому мешает огромное количество льгот, которые предоставлены по страховым взносам. Поэтому мы считаем, что страховые взносы все должны платить полностью, а льготы должны быть в виде субсидий из бюджета.

Интервью Председателя правления ПФР Антона Дроздова



ВЕДУЩИЙ: Я начну с достаточно традиционного вопроса: вот эти попытки реформировать Пенсионную систему, они принимаются с 2002 года, однако от хронического дефицита излечиться так и не удалось. Как вы думаете, почему не получилось, в чем причина неудачи, что делали не так?
Антон ДРОЗДОВ: Во-первых, я хотел бы сказать, что в 2002 году, когда действительно провели реформу пенсионную и изменили ее лицо, дефицита не было, но тариф тогда был 28%. И пенсия была достаточно низкой – чуть больше 1 прожиточного минимума пенсионера. Далее в 2005 году снизили единый социальный налог (ЕСН) на 8 процентных пунктов. И поэтапно перераспределили в накопительную часть сначала 2, потом 4, потом 6 процентных пунктов. В результате в солидарной системе осталась всего 14%.
И на фоне того, что с 2007 года стали увеличивать размер пенсии, в системе, конечно, стал возникать дефицит. Этот дефицит покрывается за счет средств федерального бюджета. Нет такого, что у нас что-то не сбалансировано. Есть трансфер. И бюджет ПФР, кстати, сбалансирован до 2015-го года.
Просто речь идет о том, что система не сбалансирована тем тарифом, который идет на выплату пенсий. И сейчас поставлена задача, с одной стороны, – не увеличивать нагрузку на бизнес, с другой стороны – не снижать уровень пенсионного обеспечения граждан, а с третьей стороны – все-таки попытаться сбалансировать эту систему в долгосрочной перспективе. То есть это означает, что нужно искать внутренние резервы.
И вот здесь мы приближаемся к вопросу о том, что не было сделано за эти годы. Не было сделано следующее. Есть ряд льготных категорий, как по стажу, так и по тарифу, которые берут из пенсионной системы больше, чем туда вкладывают. И на это в первую очередь обращено сейчас внимание. То есть это льготники по стажу, льготники по тарифу – те, кто выходят на пенсию раньше. Но при этом эту досрочную пенсию оплачивают те, кто вышел на пенсию в установленный пенсионный возраст. И дополнительных источников у пенсионной системы, чтобы эти дополнительные средства покрывать, – нет.
Кроме того, речь идет о том, что определенным отраслям представлены льготы по тарифам. Есть категории, которые включены в пенсионную систему – самозанятые, индивидуальные предприниматели, которым изначально установлен небольшой тариф. Однако пенсионные права у них формируются в большем объеме, чем этот тариф.
Вот такая несправедливость существует в пенсионной системе. И до поры до времени мы закрывали на нее глаза. Сейчас, конечно, этому вопросу необходимо уделять внимание.
И второй момент, конечно, это накопительный элемент, который был введен в 2002 году. Он отработал уже 10 лет, итоги известны. Безусловно, требуется увеличивать эффективность этого компонента и обеспечивать гарантии прав пенсионеров. Есть еще ряд вопросов, которые связаны с прозрачностью этой системы – сделать ее более простой, понятной для граждан. Вот, в чем суть проблем, которые необходимо решать в стратегии.

ВЕДУЩИЙ: То есть, саму эту пенсионную формулу, которая с 2002 года действовала, ее необходимо изменить?
Антон ДРОЗДОВ: Речь идет не только о формуле. Формула – это всего лишь инструмент. Речь идет о том, чтобы те моменты в пенсионной системе, которым не было уделено внимание, то есть те вопросы, которые не были решены ни в 2002 году, ни в 2009 году, их нужно решать.
А если говорить о формуле, то речь как раз идет о том, чтобы стаж был более значимым элементом этой системы. Чтобы, допустим, вот вы проработали одно количество лет, а я другое. У нас же будет разная пенсия. Понятно, что если за вас платили больше взносов, а за меня меньше, то и пенсию вы должны получать больше, но, понятно, что эта разница должна быть не бесконечной. Большая справедливость в этой системе – это одна из целей реформы. И второй момент – это изначальные условия, чтобы можно было посчитать, сколько же денег потребуется через 5 лет, через 10, через 15 для того, чтобы сбалансировать систему и заранее эти источники найти. Не в последний момент, а заранее понять, какой должен быть тариф и так далее.

ВЕДУЩИЙ: Вот если посмотреть на сообщения в прессе о разработанной вами стратегии развития пенсионной системы до 30-го года, то можно, к примеру, увидеть такие заголовки: «Минтруда и Пенсионный фонд поставили Минфину ультиматум». Насколько эти заголовки соответствуют действительности? Вы действительно по отношению к Минфину заняли какое-то противоборствующее положение и им не все нравится из ваших предложений?
Антон ДРОЗДОВ: Здесь я бы хотел сказать несколько слов о стратегии. Действительно, ее разрабатывал Минтруд совместно с Пенсионным фондом. Основная цель стратегии – это выполнить те задачи, которые ставились. И мы как социальное ведомство вместе с Минтрудом, конечно, на первый план все-таки ставим задачу как минимум сохранить, а вообще-то увеличить уровень пенсионного обеспечения наших граждан. И 40% от заработной платы – это тот ориентир, на который мы настроили стратегию.
Все исходит из того, что если вы отработали нормативный стаж – он будет определен не менее 30 лет – и получали среднюю заработную плату по стране, то при назначении пенсии вам должно быть гарантировано как минимум 40% от этого заработка – не меньше. А за счет других дополнительных других возможностей (накопительного компонента, участия в программе государственного софинансирования пенсии, если ваш работодатель имеет корпоративную программу или если вы участвуете в добровольных системах) вы можете дополнительно увеличить этот показатель до 60%, до 70%, как это делается в Европе и во всех странах. Там комплексное увеличение. Вот это наша основная цель.
Далее мы, конечно, говорим о справедливости в пенсионной системе. О том, что принцип, когда ты не должен брать из системы больше, чем ты сюда вносишь, он, естественно, тоже должен соблюдаться. Нужно потихоньку эту несправедливость устранять путем нахождения источников финансирования, например, досрочных пенсий. Одним из подозрений, в частности, является плавное введение тарифа на те рабочие места, которые аттестованы по спискам №1 и №2, и где предусматривается досрочный выход на пенсию в настоящий момент – 5 и 10 лет.
Кроме того, стратегия нацелена на то, чтобы учитывать ситуацию в экономике, с бюджетом, снижать зависимость пенсионной системы от федерального бюджета. Есть ряд мер, которые направлены на то, чтобы ее сбалансировать, в том числе те, которые касаются нахождения дополнительных источников по «льготникам». Поэтому мы не ставили Минфину ультиматум. Речь идет о том, чтобы во главу угла все-таки ставить не бюджетные проблемы, которые, на наш взгляд, не такие существенные, а все-таки проблемы человека. И наша позиция основана на том, что накопительная часть – она все-таки предназначена больше для тех, кто только сейчас вступает в трудовые отношения, и кто будет получать достаточно высокую заработную плату. В частности, известно, что в России 2/3 наемных работников и 3/4 населения получают низкую заработную плату. И обязательная накопительная часть пенсии для них неэффективна. В ближайшие 20-25 лет основной пенсионного обеспечения наших граждан будет солидарная система. И ее ни в коем случае нельзя опять свести на нет. А накопительный элемент, на наш взгляд, нужно развивать дополнительно, в основном включая туда тех, кто может дополнительно платить, кто может этим управлять, кто готов рисковать. И вот в этом заключается основная стратегия.

ВЕДУЩИЙ: По сути, люди должны выбрать между накопительной и солидарной пенсией?
Антон ДРОЗДОВ: Действительно, как один из вариантов перехода в стратегии предложен выбор. В настоящее время уже многие осуществили осознанный выбор рыночных инструментов для того, чтобы формировать свою накопительную часть пенсии. Почти 15 млн. наших граждан формируют пенсионные накопления в негосударственных пенсионных фондах, управляющих компаниях. Но я бы сказал, что даже среди так называемых «молчунов» большая доля тех, кто осознанно «молчит», потому что понимает, что портфель государственной управляющей компании – Внешэкономбанка – более консервативен. Значит, они придерживаются более консервативной стратегии.
В стратегии говорится, что, во-первых, мы не забираем никаких накоплений, которые уже имеются в негосударственных пенсионных фондах или в государственной управляющей компании. Те 2 трлн. рублей, которые уже накоплены, они остаются и будут принадлежать тем гражданам, на счетах которых они имеются. Это первая основная часть. Второе – мы исходили из того, что одним из вариантов является сохранение возможности тем, кто уже выбрал рыночное накопление, остаться в рыночном поле. Всем же остальным, кто придерживается консервативной стратегии, не определился или хочет, чтобы о них заботилось государство, мы предлагаем их включить в солидарную систему по умолчанию. Но дальше они будут иметь возможность выйти в любое время. В данном случае мы таким образом, во-первых, спрашиваем гражданина, что не было сделано в 2002 году, а, во-вторых, постепенно развиваем осознанную накопительную систему.

ВЕДУЩИЙ: Но для того, чтобы эта накопительная система развивалась, необходимо гражданам о ней больше, интереснее и доступнее рассказывать. Сегодня уровень финансовой грамотности он же у нас, давайте признаем, ниже плинтуса.
Антон ДРОЗДОВ: Задача государства – сделать систему простой и понятной. И если она обязательная, если государство в обязательном порядке включает в нее граждан, то, конечно, она должна гарантировать гражданам то, что их пенсионные накопления как минимум не обесценятся, а как максимум существенно прирастут. В настоящее время пенсионные накопления, которыми управляют управляющие компании и НПФы, растут медленнее, чем те же средства в солидарной системе. Это нас беспокоит. Поэтому в стратегии поставлены задачи– повысить эффективность накопительной части и ввести многоступенчатые механизмы их сохранности, чтобы разделить риски между управляющими компаниями, между негосударственными пенсионными фондами и государством.

ВЕДУЩИЙ: Но при этом ограничения по возрасту людям, которые могли бы войти в накопительную систему, – они остаются?
Антон ДРОЗДОВ: В любом случае пенсионные средства – это достаточно консервативные деньги. Они эффективны и будут приносить сколько-нибудь существенный доход, если будут копиться в течение длительного времени.
Мы считали, то только лет через 20-25 те, кто вот сейчас начнет копить, будут получать на свои счета сколько-нибудь более существенные суммы. И доля накопительной части в пенсии, если мы сохраним действующий тариф, у нас только после 2030-го года начнет составлять 10%, 15%. Поэтому мы говорим, что это дело очень долгосрочное, оно выгодно для тех, кто отчисляет суммы хотя бы со средней заработной платы по экономике. И поэтому, разъясняя свою позицию, говорим, что мы бы хотели эту систему настроить так, чтобы гражданину было выгодно участвовать в накопительной системе, и чтобы он понимал, что в солидарной системе ему тоже будет гарантирован коэффициент замещения объемом не ниже 40%.

ВЕДУЩИЙ: У нас мужчины во сколько выходят на пенсию?
Антон ДРОЗДОВ: В 60.

ВЕДУЩИЙ: В 60, я-то на пенсию выйду значительно раньше 30-го года. И в накопительной программе я участвовать по возрасту не могу. При этом интересы меня как будущего пенсиона стратегия учитывает?
Антон ДРОЗДОВ: Вы знаете, мы с вами находимся в одинаковой ситуации. Я тоже старше 67-го года. У нас с вами была накопительная часть в 2002 году 2%, но с 2004 года мы попали в категорию лиц старше 67-го года.

ВЕДУЩИЙ: То есть, накопить особенно не удалось за 2 года?
Антон ДРОЗДОВ: Ну, тем не менее, тем не менее, с 2008 года есть возможность участвовать в программе софинансирования. Я, например, участвую, отчисляю по 12 тысяч рублей в год. Государство мне эти средства софинансирует. И таким образом за 10 лет можно накопить 240 тысяч плюс те проценты, которые прибавляются от инвестирования этих средств. Поэтому накопительный счет у вас есть, возможность пополнять его есть. Стратегия дает возможность и дальше развивать эту программу и использовать иные способы добровольного дополнительного накопления.

ВЕДУЩИЙ: То есть, я могу перечислять и больше 12 тысяч, но уже без надежды на софинансирование? Просто сам могу вкладывать туда столько денег, сколько сочту возможным?
Антон ДРОЗДОВ: Да, это действующее правило. Мы планируем модернизировать эту программу, сделать ее в большей степени для тех, кто имеет низкий доход. Потому что те, кто имеют большие деньги, могут и так о себе позаботиться. А вот тем, кто еще не может эффективно сформировать накопительную систему, им нужно помочь. Это международная практика, так делают и в Германии, и в других странах. Кроме того мы планируем расширить льготы для работодателей, чтобы они активнее через профсоюзы вовлекали своих работников в корпоративные системы.

ВЕДУЩИЙ: Вы вот назвали возраст выхода на пенсию 55 лет и 60 лет. Я думаю, большинство наших сограждан панически боится повышения пенсионного возраста. Реформа, о которой мы сейчас говорим, она позволит удержать пенсионный возраст на том уровне, на котором он сейчас?
Антон ДРОЗДОВ: Исходя из той демографической ситуации, которая имеется в России, принято решение не повышать пенсионный возраст. И из этого исходит наша стратегия. Мы еще мало живем по сравнению с западноевропейскими странами, на 10 лет меньше. Мужчины живут у нас еще меньше относительно западноевропейских. Кроме того, есть большие внутренние резервы в системе: в части льготников, в части рынка труда. Поэтому не использовав эти резервы и имея большое количество граждан, получающих низкую заработную плату, говорить о том, что сейчас необходимо повысить пенсионный возраст, было бы неправильно. И поэтому это решение не принято. В стратегии есть раздел о стимулировании более позднего выхода на пенсию. Смысл в том, что если вы решили не оформлять пенсию, а работать, дать вам возможность получать более высокую пенсию. И здесь, конечно, мы считаем, что этот принцип справедливости о том, что чем дольше работаешь, тем больше будешь получать пенсию, – должен работать. Поэтому мы считаем, что за стаж сверхнормативного нужно доплачивать.

ВЕДУЩИЙ: Но работающие пенсионеры пенсию получать не будут?
Антон ДРОЗДОВ: Будут. Работающие пенсионеры пенсию получают и сейчас. И мы не планируем, чтобы работающие пенсионеры пенсию не получали. Я могу привести пример: такая богатая страна как Швеция тоже платит пенсию работающим пенсионерам. У них есть, правда, несколько иной возраст – у них возраст 65 лет – тем не менее, начиная с 60-ти, они могут часть пенсии не платить. Но у них продолжительность жизни выше. Они платят пенсию работающим пенсионерам.

Группа по взаимодействию со СМИ
ОПФР по Тамбовской области
Тел. 79-43-10, www.pfrf.ru/ot_tambov/